Александр Усенко: “За год мы приняли более семидесяти крайне тяжелых раненых из зоны АТО”

1220

Директор Национального института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова рассказал о Всеукраинском съезде хирургов, который впервые состоится в Киеве. Большая часть докладов будет посвящена военно-полевой медицине и оказанию помощи людям, получив

Если бы не микрохирурги киевского института, боец батальона «Азов» Руслан Берладин, освобождавший Мариуполь в июне прошлого года, остался бы без правой руки. 40-летний доброволец из Черновцов хорошо это понимает. «Дистанционно управляемая мина взорвалась прямо у моих ног, — рассказывал Руслан в интервью нашей газете— Взрывная волна вырвала кусок тканей в подмышке, раздробила плечевую кость. В бердянской больнице сосудистый врач сшил артерию, благодаря чему меня довезли до столицы. А киевские врачи сделали чудо и спасли мою руку».

Руслан перенес несколько сложных операций: ему пересаживали комплекс собственных тканей, взятых со спины, сопоставляли кости, восстанавливали нервы и сухожилия. Сейчас боец проходит реабилитацию, учится пользоваться спасенной рукой. Приходя в институт на консультацию, Руслан протягивает для рукопожатия правую кисть. Таким образом он выражает своим врачам благодарность и одновременно демонстрирует свои успехи.

— Этот случай для нас очень показателен, и я горжусь тем, что врачи нашего института сотворили это чудо, — говорит главный внештатный специалист Министерства здравоохранения Украины по хирургии, директор Национального института хирургии и трансплантологии имени А. А. Шалимова доктор медицинских наук, профессор Александр Усенко— Руслан был одним из первых раненых, которых из зоны АТО доставили к нам. На данный момент мы пролечили более семидесяти бойцов, получивших серьезные повреждения в зоне ведения боевых действий. И ни одного из них не потеряли. Более того, врачи института сделали все возможное, чтобы сохранить конечности этих пациентов. Горжусь высоким профессионализмом своих коллег. Многие специалисты регулярно ездят на консультации в Центральный военный госпиталь, проводят операции вместе с коллегами.

— Ваш институт оказался морально и материально готовым к лечению таких больных?

— Не открою тайны, сообщив, что без поддержки волонтеров и спонсоров мы не смогли бы проводить бойцам настолько сложные высокотехнологические операции. Сотрудники института и сами проявили инициативу, не раз перечисляли для пострадавших свою однодневную зарплату. Именно с началом военных действий на востоке выяснилось, что уже многие годы в стране не занимаются подготовкой военно-полевых врачей, так как предназначенные для этого кафедры упразднили. Украина оказалась совершенно не готова к войне. Но врачи быстро сориентировались и с первых дней делали все, что можно. Минно-взрывные травмы приводят к тяжелым сочетанным повреждениям. Как правило, в таких случаях страдают сразу и сосуды, и кости, и внутренние органы. Спасение жизни человека зависит напрямую от умения хирурга, в руки которого попал раненый.

— Как вы считаете, помогли ли специальные курсы, которые проводили зарубежные инструкторы и опытные украинские врачи?

— Конечно! Подобные курсы проводились и на базе нашего института. Без них осложнений и ампутаций было бы гораздо больше. Ведь тактика лечения при сосудистой операции и повреждениях сосудов на поле боя совершенно разная. Для того чтобы повысить уровень хирургов, мы проведем в октябре Всеукраинский съезд специалистов. Подобный съезд еще ни разу не организовывали в Киеве за время независимости. Сейчас в этом назрела необходимость. Большая часть докладов будет посвящена вопросам оказания помощи в условиях войны, мы обсудим характер повреждений, методы, которые позволяют помогать раненым. Ожидаем, что приедет более семисот делегатов. Лекции будут читать опытные хирурги из Америки, Чехии, Молдовы.

В апреле этого года Александр Усенко ездил в город Славянск Донецкой области, где принял участие в рабочем совещании, посвященном вопросам координации оказания медицинской помощи бойцам украинской армии.

— Мы побывали в зоне АТО вместе с моим заместителем по медицинской работе, доктором медицинских наук Русланом Салютиным, — продолжает Александр Усенко.— Не только обсудили этапы эвакуации раненых, но и подробно рассказали о том, какую высокоспециализированную помощь готовы оказывать, в каких случаях пострадавших нужно везти к нам как можно скорее, минуя другие лечебные организации, чтобы не упустить драгоценное время. Это была очень важная и продуктивная встреча.


*Этой весной директор института имени Шалимова побывал в Славянске Донецкой области, где рассказал военным медикам, какую высокоспециализированную помощь раненым могут оказывать киевские специалисты. Фото автора

— Институт, который создавал Александр Шалимов, всегда славился тем, что внедрял самые современные методики…

— И мы продолжаем эту традицию. Постоянно совершенствуем технологии, которые используем уже давно. Мы все чаще применяем малоинвазивные, малотравматичные операции. У нас удаляют опухоли пищевода с помощью лапораскопической установки, проводят операции на поджелудочной железе, устраняют дефекты аорты с помощью специальных металлических каркасов — эндопротезов. Такие сосудистые операции, которые проводят с помощью систем катетеров, делает профессор Сергей Фуркало. Олег Котенко внедряет самые современные операции при резекции печени. Причем он проводит вмешательства даже маленьким детям.

— Но ведь для этого нужна современная аппаратура. Как вам удается ее приобретать?

— Последние два года не выделяется финансирование ни на закупки лекарств, ни на обновление исследовательской и операционной техники. Но около четырех лет назад мой предшественник Юрий Поляченко полностью обновил всю базу института, наполнив операционные и реанимационные новым оборудованием. Оно еще остается современным, позволяет проводить операции на самом высоком уровне и выхаживать тяжелых пациентов. Новый колоноскоп для клиники не так давно купил благотворитель. Двадцать лет в нашем институте не работал пищеблок. Вот сейчас мы его строим. Надеюсь, удастся найти инвестора, который поможет создать и оборудовать центр крови. Сейчас за препаратами крови мы ездим аж в Белую Церковь. Вся служба требует реорганизации.

В последнее время мы также развиваем хирургию молочной и щитовидной железы. Весной на базе микрососудистого отдела открыли отделение последствий боевых травм. Именно здесь реабилитируют бойцов из зоны АТО после минно-взрывных ранений. Занимаемся и психосоциальной реабилитацией. Мы постоянно говорим персоналу, как нужно себя вести с такими пациентами. Все — от нянечек до профессоров — должны быть психологами.

— Медработники проходят специальное обучение?

— Курсов человечности не существует. Просто нужно вести себя человечнее, подбирая добрые сердечные слова. Если внимательно слушать раненых, то легко понять, в чем они нуждаются, что их тревожит.

— Известно, что вы помогаете и пациентам с онкологическими проблемами…

— 90 процентов операций, которые проводятся в нашей клинике, связаны с удалением злокачественных образований. Совсем недавно к нам попала молодая женщина, у которой выявили опухоль тонкого кишечника. Образование удалось радикально убрать. Мы спасли пациентку — она обратилась к нам вовремя. Но большинство больных приходят, когда образование уже стало слишком большим, проросло в соседние ткани. Не отказываем даже в тех случаях, когда другие врачи назвали человека безнадежным и неоперабельным. У нас в штате есть химиотерапевт, который подбирает необходимое лечение вместе с хирургами. Так нас учил Шеф — первый директор института Александр Шалимов.

— Вы ведь тоже его ученик…

— Большинство опытных хирургов института были его учениками. Мы продолжаем традиции, которые родились при Шефе. И делаем все, чтобы институт и дальше с гордостью нес имя Александра Шалимова и развивал заложенные им основы. Но мы не можем идти вперед без соответствующих изменений законодательства, реформ в медицине. Это в первую очередь связано с обеспечением таких институтов, как наш. Государство не может сейчас закупать все необходимое, из-за чего невозможно обновлять техническую базу и применять дорогостоящие препараты. Опыт многих стран показывает, что в таком случае на помощь могут прийти инвесторы. Тогда нужно развивать государственно-частное партнерство. В Украине уже есть несколько примеров подобного сотрудничества. В Кировограде, к примеру, был куплен и установлен Томо-Томограф, позволяющий проводить облучение злокачественных образований, метастазов. Онкодиспансер не мог себе позволить приобрести такое современное и очень дорогое оборудование. Но инвестор взял на себя обязательство ежегодно лечить за свой счет несколько десятков тяжелых больных. На базе Одесской медицинской университетской клиники этим летом начал работать ангиографический аппарат, позволяющий проводить сложные обследования сосудов. Частная компания, вложившая средства в покупку этого аппарата, сразу же оговорила, что операции для «скоропомощных» больных, ветеранов и пенсионеров будут бесплатными. Это правильный подход к развитию медицины в нашей стране.

Шалимов заложил главные направления работы института: это хирургия сосудов, печени, поджелудочной железы. Сейчас много медицинских учреждений предлагают помощь. Но для пациентов определяющим становится тот факт, что хирург — ученик Шалимова. Это как знак качества.

— В институте работает много молодых специалистов…

— Это тоже традиция академика Шалимова: учить тому, что умеешь сам, давать дорогу молодым. Более того, мы взяли на работу замечательного специалиста из Донецка. Еще двое хирургов, вынужденных переехать с оккупированной территории, написали заявления. Мы рассматриваем их кандидатуры. Думаю, эти специалисты укрепят наш коллектив. Главное, что должны знать люди, которые ищут помощь врачей: мы никому не отказываем.

газета "Факти і коментарі"
Віолетта Кіртока
17.09.2015 р.

Джерело: http://fakty.ua/206024-aleksandr-usenko-za-god-my-prinyali-bolee-semidesyati-krajne-tyazhelyh-ranenyh-iz-zony-ato