Столичные хирурги прооперировали 65-летнюю киевлянку через… сантиметровый разрез

1617

«Я уже была готова согласиться на удаление почки, но появился шанс спасти орган, сделав щадящую операцию», — рассказала Елена Сергеевна

— Вот эти камни находились у меня в почке, — Елена Сергеевна показывает хранящиеся в пакетике «драгоценности» (на фото). — Один камень был большой, его называли коралловидным, и еще много мелких. Их во время операции раздробили специальными инструментами, а только затем достали.

С детства у меня был диагноз сколиоз, врачи говорили, что мой позвоночник похож на «кавказский серпантин». Я всю жизнь делала зарядку, плавала, тем не менее спина у меня болела практически постоянно. А два года назад она стала болеть как-то иначе, но я все равно списала это на давние проблемы и пошла к хорошему «костоправу». Он посмотрел, пощупал мою спину, однако вправлять ничего не стал. Начал задавать вопросы, которые показались мне странными и даже обидными: как часто я хожу в туалет, какого цвета моча? Он предположил, что у меня проблемы с почками, и порекомендовал сделать УЗИ и сдать анализы. Только теперь я понимаю, насколько мне повезло, что врач не стал лечить мне спину.

*"Из-за сколиоза боль в спине меня мучила с детства, и когда она обострилась, я думала, что дают о себе знать старые проблемы, — говорит Елена Сергеевна. — Просто повезло, что осмотревший меня «костоправ» оказался грамотным специалистом, не стал трогать позвоночник, а заподозрил заболевание почек" (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

Женщина начала проходить обследования, сдавать анализы — и в результате у нее обнаружили камни, заполнившие практически всю почку.

Я ходила на консультацию к двум врачам, авторитетным специалистам, которые сказали, что почку придется удалять, — говорит Елена Сергеевна. — Уже была согласна на операцию, но в последний момент решила проконсультироваться в столичном Институте урологии.

— Посмотрев снимки, мы поняли, что нужно убрать большой коралловидный камень в верхней части почки, а также мелкие камни в нижней, — рассказывает хирург-уролог отделения эндоскопической урологии и литотрипсии Института урологии Национальной академии медицинских наук Украины Виталий Мазурец. — Раньше в таком случае почку просто удаляли, считая, что работать она уже не может. Я рассказал Елене, что мы попытаемся извлечь камни через сантиметровый разрез. Сначала под контролем УЗИ иглой делается прокол, и в почку устанавливается специальная трубка (амплац), по которой заводится нефроскоп с камерой на конце. С помощью ультразвукового бура камни дробятся, а мелкие кусочки извлекаются наружу. Эту методику освоил во время стажировки во Франции директор нашего института профессор Сергей Возианов. А когда начал применять ее в Украине, еще усовершенствовал — вдвое уменьшил диаметр трубочки, что позволило снизить травматичность операции.

Операция у Елены прошла хорошо.

— Когда я ложилась в больницу, то взяла с собой спицы и нитки, — говорит женщина. — Я очень люблю вязать, использовать новые схемы. Один узор у меня долго не получался, и тогда я сказала себе: если справлюсь с этой схемой, то и операция пройдет успешно. Все сложилось отлично и у меня с узором, и у врачей с моей операцией.

*Виталий Мазурец: «После такой операции, как мы провели Елене, пациенты гораздо быстрее восстанавливаются, потому что орган травмируется минимально» (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

Когда я впервые увидела Виталия Александровича, то подумала: «Кому я доверяю свою жизнь? Он же такой молодой!» — вспоминает Елена. — Я ведь ходила к таким серьезным уважаемым докторам… О будущей операции врач рассказывал моей дочери. Объяснил, что есть два варианта доступа к почке: через мочеточник и через небольшой разрез на спине. Сложность заключалась в том, что извлекать камни необходимо было сверху и снизу, а из-за сколиоза мои внутренние органы смещены, поэтому доступ к почке был затруднен. «В крайнем случае ее придется удалять», — сказал врач.

За день до вмешательства хирург отвел Елену в операционную, чтобы посмотреть, как положить пациентку, точно определить ход операции.

Я шла как на эшафот, — говорит женщина. — Было очень тяжелое чувство, хотя меня просто положили на стол. В день операции тоже была настроена не лучшим образом. Пока ждала, то думала отказаться. Но потом пришла анестезиолог Катя, чудесная девушка, успокоила меня.

…Виталий Мазурец показывает мне фрагмент видео операции и поясняет каждый этап: вот на УЗИ видно, как игла заходит в почку. Точность при этом должна быть просто невероятной. Ведь повредить орган нельзя. Вот специальным буром камни раскалывают и длинными тонкими щипцами вытягивают наружу.

В шесть утра наша команда уже на работе, чтобы в семь начать операцию, — говорит Виталий Мазурец. — Пару дней назад удалили коралловидный камень молодой маме, которой диагноз поставили во время беременности. Такая малоинвазивная операция позволяет пациенту быстрее восстанавливаться, на следующий день он уже должен двигаться, а не лежать. Кроме того, мы стараемся, минимально травмируя почку, сделать только один прокол иглой. Однако иногда необходимо делать еще один доступ, чтобы полностью извлечь камень. В сложных ситуациях нам помогает то, что мы оперируем вместе с очень опытным специалистом — директором нашего института Сергеем Возиановым. Учимся у него постоянно.

*Сергей Возианов: «Для лечения мочекаменной болезни мы в 97,5 процента случаев используем малоинвазивные методики» (фото Сергея Тушинского, «ФАКТЫ»)

В Институте урологии метод ударно-волновой терапии используется уже 25 лет. Директор института профессор Сергей Возианов знает все нюансы использования этого метода, так как сам стоял у истоков развития литотрипсии в Украине.

— Сергей Александрович, как проводится ударно-волновая терапия?

С помощью УЗИ или рентгена определяем локализацию конкремента. Эпицентр ударной волны фокусируется на месте расположения камня. Операция проводится под поверхностным наркозом.

— Кому нельзя проводить процедуру дистанционного разрушения?

Активные воспалительные процессы, болезни, связанные с нарушением свертываемости крови и беременность являются противопоказаниями. Кроме того, нельзя дробить камни пациентам, у которых диаметр мочеточника слишком мал или в нем есть сужения (это видно во время обследования). При соблюдении этих правил допускается проведение дистанционной литотрипсии камней до двух сантиметров.

— Насколько я знаю, диагноз мочекаменная болезнь человеку ставят на всю жизнь. И повторное образование камней — довольно частое явление. Что вы посоветуете тем, кто живет с таким диагнозом?

— Прежде всего регулярно обследоваться, делать УЗИ и наблюдать, не появился ли камень снова. Причины образования камней в почках могут быть различными. Проведение своевременного комплексного обследования, анализ состава конкремента позволяет уменьшить риск повторного камнеобразования.

Я очень боялась дробления, — вспоминает Елена Сергеевна. — Еще во времена Советского Союза мой знакомый ездил в Москву на такую процедуру и рассказывал о невыносимой боли, которую он испытывал во время сеанса. Но я напрасно нервничала. Боли практически не было.

В последнее время у нас в институте все больше операций проходит с помощью так называемых малоинвазивных методик, — говорит профессор Сергей Возианов . — Если говорить о мочекаменной болезни, то щадящие вмешательства составляют 97,5 процента. Это и дробление камней с доступом через мочеточник или через сантиметровый разрез, и бесконтактный метод дробления. Благодаря таким методам человека выписывают из больницы на пятые-седьмые сутки, он быстрее возвращается к обычной жизни, не сталкивается с проблемами послеоперационных грыж, у него нет послеоперационного шва.

— Какими еще медицинскими направлениями занимается институт?

Делаем операции на предстательной железе, удаляем опухоли почек и образования в мочевом пузыре. Также мы применяем различные методики лечения циститов, уретритов и других воспалений мочевыводящей системы, устраняем нейрогенные расстройства мочевого пузыря. Есть у нас и детское отделение, в котором используются современные подходы к лечению врожденных и приобретенных заболеваний.

После операции прошло уже два года, но, к счастью, меня ничто не беспокоит, — с радостью говорит Елена Сергеевна. — Уже начинаю работать на даче. Теперь раз в полгода приезжаю к Виталию Мазурцу на контрольное УЗИ. Один маленький камень у меня в почке остался, и за ним необходимо наблюдать. Я очень благодарна Виталию Александровичу, который сохранил мне почку. Вот решила порадовать доктора: вяжу платье для его маленькой дочки. И мне самой эта работа приносит большую радость.

"Факты"
Анна МАРЛИНСКАЯ
15.04.2016